Документы, не свидетельствующие о наличии между сторонами отношений по займу

Если заимодавцем является физическое лицо, договор займа считается заключенным с момента передачи денег или другого имущества, определенного в ст. 807 ГК РФ. В остальных случаях стороны могут выбрать момент заключения договора займа: передача денег, наступление определенной даты и т.д. Если доказать передачу невозможно, то это может свидетельствовать об отсутствии между сторонами договорных отношений, основанных на данном факте.

Анализ судебной практики позволяет выявить документы, которые либо не свидетельствуют вообще о передаче денег, либо подтверждают их передачу, но не в рамках отношений по займу.

 

 

Акты приема-передачи не являются доказательствами передачи денежных средств по договору займа между юридическими лицами

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.2009 N Ф04-5264/2009(18801-А75-45) по делу N А75-8064/2008

“…Проанализировав условия договора, суды первой и апелляционной инстанций правильно квалифицировали правоотношения сторон по данному спору как вытекающие из договора займа, регулируемые главой 42 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оценив в порядке статьи 71 названного Кодекса представленные сторонами доказательства в совокупности, руководствуясь пунктом 1 статьи 807, пунктом 3 статьи 812 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций правомерно признали договор временной финансовой помощи от 28.08.2007 N 127-Ф незаключенным, поскольку доказательства надлежащего исполнения своих обязательств ООО “Максвелл” по передаче денежных средств и их получения ЗАО “СибСпецКомплект” не представлены, и отказали в удовлетворении исковых требований.

При этом суды, принимая во внимание положения статьи 861 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктов 13 и 14 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением Совета Директоров Центрального Банка России от 22.09.1993 N 40, Указания Центрального Банка Российской Федерации от 20.06.2007 N 1843-У, статей 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обоснованно исходили из того, что акты приема-передачи от 04.09.2007 и от 12.09.2007 не являются допустимыми доказательствами передачи денежных средств истцом ответчику, так как из имеющихся в материалах дела выписок движения денежных средств по лицевому счету ООО “Максвелл” и расчетным счетам ЗАО “СибСпецКомплект” за период с 27.08.20007 по 18.09.2007 не усматривается поступление на их счета денежных средств в пределах 14 500 000 рублей, а также снятие со счета данной суммы в указанный период времени, доказательств выдачи спорной суммы из кассы истца и оприходование денежных средств в кассе ответчика суду не представлено…”

 

 

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.07.2013 по делу N А82-8418/2012

“…Как следует из материалов дела, общество “Golden axis” и общество “Промстрой” заключили соглашения о предоставлении паевого займа от 02.03.2009 N 29-03-1/09, от 05.03.2009 N 30-03-1/09, от 05.03.2009 N 31-03-1/09, от 05.03.2009 N 32-03-1/09, от 12.03.2009 N 35-03-1/09, от 17.03.2009 N 36-03-1/09, от 20.03.2009 N 38-03-1/09, от 24.03.2009 N 39-03-1/09 и от 17.04.2009 N 47-04-1/09, по условиям которых общество “Golden axis” обязалось представить обществу “Промстрой” заем, последнее обязалось возвратить полученные денежные средства.

В обеспечение исполнения указанных соглашений займа общество “Golden axis” (залогодержатель) и общество “Промстрой” (залогодатель) заключили соглашение о залоге недвижимости (договоре ипотеки) от 06.04.2010 (с последующими изменениями от 26.04.2010).

В подтверждение выдачи денежных средств по соглашениям займа представлены акты приема-передачи паевого займа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно пункту 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Из содержания названных норм следует, что договор займа является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В материалы дела представлены акты приема-передачи паевого займа.

Судебные инстанции, оценив на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, сочли, что материалы дела не содержат доказательств, которые бы бесспорно подтверждали наличие возникшей на основании соглашений о представлении паевого займа кредиторской задолженности у общества “Промстрой” и, соответственно, дебиторской задолженности у общества “Golden axis”, как то: бухгалтерской отчетности с расшифровками задолженности, выписок банков с расчетных счетов ответчиков, кассовых книг, подтверждающих проведение этих займов. Расходование денежных средств в ходе хозяйственной деятельности общества “Промстрой” также не подтверждено материалами дела. Суды пришли к выводу о том, что передача сумм займа обществу “Промстрой” документально не подтверждена, следовательно, ответчики не имели намерений исполнить соглашения о предоставлении паевого займа, подлинная воля сторон не была направлена на предоставление обществу “Промстрой” займа, что свидетельствует о мнимом характере спорных сделок; соглашения о предоставлении паевого займа заключены с целью реализации прав по соглашению о залоге недвижимости от 06.04.2010, а именно: обращение взыскания на заложенное имущество.

В отсутствие обязательства, которое обеспечивалось залогом имущества общества “Промстрой”, соглашение о залоге недвижимости от 06.04.2010, равно как и соглашения о предоставлении паевого займа правомерно признаны судами обеих инстанций недействительными в силу ничтожности…”

 

 

 

Акт сверки взаиморасчетов, подписанный сторонами, не подтверждает наличия заемных отношений между сторонами

Постановление ФАС Московского округа от 28.12.2009 N КГ-А40/13537-09 по делу N А40-43264/09-47-267

“…При разрешении спора по существу арбитражными судами обеих инстанций установлено, что между истцом и ответчиком подписан договор N 03/АЛ-И от 02.07.2003 денежного займа с процентами.

Согласно акту сверки от 01.06.2009 взаиморасчетов по договору займа, подписанному сторонами по делу, от ответчика – генеральным директором Шараповым А.Н., сумма долга по договору составляет 1.764.000 руб.

Рассматривая дело повторно, арбитражный суд апелляционной инстанции установил по указанным истцом и арбитражным судом первой инстанции платежным поручением суммы займа ответчику не перечислялись, платежи по ним производились другими лицами – ЗАО “Альфа-Банк” по поручению АКБ ВТБ “Слав нефтепродукт Лимитед” и АКБ “АЖ О”.

Таким образом, истец не подтвердил реальное исполнение договора.

Договор займа денег реальный и считается заключенным с момента передачи денег.

Передача займа материалами дела не подтверждена, в связи с чем апелляционный суд обоснованно не принял в качестве исполнения истцом обязательства по передаче займа и акт сверки расчетов по состоянию на 01.06.2009.

Принятие апелляционной жалобы к производству арбитражного суда и рассмотрение дела по существу с правильными, основанными на материалах дела, нормах права выводами не влечет отмену законного и обоснованного судебного акта…”

 

 

Определение ВАС РФ от 02.02.2012 N ВАС-214/12 по делу N А41-45367/10

“…Между сторонами подписан акт сверки взаиморасчетов от 01.07.2007, согласно которому Жижченко С.К. передал Молодовой Е.А. оборудование общей стоимостью 50 000 рублей в счет задолженности по договору займа от 14.02.2007, в акте указано, что сумма задолженности после передачи оборудования составляет 100 000 рублей.

Ссылаясь на неисполнение заемщиком обязательств по возврату денежных средств, Жижченко С.К. обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 807, 808, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона Российской Федерации от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете”, суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. При этом суды исходили из того, что договор займа является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денег. Акт сверки взаиморасчетов от 01.07.2007 не является в соответствии со статьями 65, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащим доказательством, свидетельствующим о передаче Молодовой Е.А. денежных средств по договору займа. Других документальных подтверждений передачи ответчику денежных средств (расписка или иной документ) истцом не представлено. При таких обстоятельствах, суды первой и кассационной инстанций признали договор займа от 14.02.2007 незаключенным и отказали в иске.

Иное толкование заявителем положений гражданского законодательства, а также иная оценка обстоятельств спора не свидетельствует о неправильном применении судами норм права…”

 

 

 

Документы, в которых не указано основание передачи денежных средств, не подтверждают наличия заемных отношений между сторонами

Определение ВАС РФ от 31.03.2011 N ВАС-1827/11 по делу N А28-3935/2010-102/25

“…Как установлено судами, предприниматель Бердников В.А. (заимодавец) подписал с предпринимателем Плюсниным К.А. (заемщиком) договор займа от 10.09.2008, по условиям которого заимодавец передает в собственность заемщика денежные средства в сумме 13 000 000 рублей, а последний обязался их возвратить по графику платежей в срок не позднее 31.12.2008.

Оценив представленные доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 807, 808, 812 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что истцом не представлено надлежащих доказательств в подтверждение передачи денежных средств ответчику. Расписки ответчика не содержат сведений о реквизитах договора займа и не позволяют установить относимость этих документов к заявленным исковым требованиям по конкретному договору займа.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд определил в передаче дела N А28-3935/2010-102/25 Арбитражного суда Кировской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения суда первой инстанции от 16.07.2010, постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 30.09.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.12.2010 по тому же делу отказать…”

 

 

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.12.2010 по делу N А28-3935/2010

“…Исковые требования основаны на статьях 807, 809, 810 и 811 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по возврату суммы займа.

Суды двух инстанций установили, что в подтверждение перечисления денежных средств ответчику истец представил копии договора займа от 10.09.2008, расписки о частичном возврате Предпринимателем-2 суммы займа с 10.09.2008 по 24.03.2009.

Ответчик отрицает факт передачи ему истцом суммы займа; представленные расписки не содержат сведений о реквизитах договоров займа и не позволяют установить относимость этих документов к заявленным исковым требованиям по конкретному договору займа.

Исследовав представленные истцом доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к обоснованному выводу о том, что истец не доказал заявленные требования, а документы, на которые он ссылается, не подтверждают факт передачи денежных средств в счет исполнения обязательств по спорному договору займа…”

 

 

 

Расписка заемщика не подтверждает наличия заемных отношений между сторонами, если сумма займа является крупной, отсутствуют сведения о фактическом наличии у заимодавца денежных средств (например, о снятии денежных средств с банковского счета заимодавца, об указании суммы займа в его налоговой декларации)

Определение Верховного Суда РФ от 02.10.2009 N 50-В09-7

“…Н. обратился в суд с иском к Д. о взыскании суммы долга по договорам займа в размере 23 000 000 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 380 277 руб., а также государственной пошлины в размере 20 000 руб., указывая, что 12 февраля 2008 года ответчик занял у него 10 000 000 руб. для личных нужд сроком на пять лет, при этом обязался выплачивать ему по 50 000 руб. ежемесячно, а в случае отказа от ежемесячной выплаты обязался вернуть деньги в указанный срок. 31 мая 2008 года ответчик вновь занял у него деньги в размере 13 000 000 руб. с условием ежемесячной выплаты по 50 000 руб. сроком на пять лет. В случае отказа от ежемесячной выплаты ответчик обязался возвратить долг в указанный истцом срок. Поскольку ежемесячные выплаты Д. не осуществлялись, Н. 9 июля 2008 года направил ему письмо с требованием о возврате долга, однако деньги Д. возвращены не были.

Решением Первомайского районного суда г. Омска от 7 ноября 2008 г. иск удовлетворен частично – с Д. в пользу Н. взыскан долг в сумме 23 000 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 500 000 руб., госпошлина в размере 20 000 руб. В остальной части иска отказано.

Удовлетворяя иск Н., суд исходил из того, что заключение между сторонами договоров займа на общую сумму в 23 000 000 руб. подтверждено подлинными расписками заемщика Д., а каких-либо доказательств в подтверждение доводов ответчика о безденежности данных сделок, им представлено не было.

Между тем, с таким выводом суда нельзя согласиться по следующим основаниям.

По данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию является вопрос, были ли фактически заключены между сторонами договоры займа, с передачей указанных в расписках денежных сумм.

Однако суд в нарушение вышеназванных требований закона не создал условия для установления данного обстоятельства, имеющего существенное значение для правильного разрешения спора.

Поскольку сумма займа, указанная в расписках является крупной, суду следовало выяснить проводились ли Н. какие-либо банковские операции по снятию указанной суммы со своего расчетного счета, указывалась ли данная сумма в налоговой декларации, которую должен был подать истец в налоговые органы за соответствующий период.

На основании изложенного надзорную жалобу Д. с делом следует передать для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции…”

 

 

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.02.2018 N Ф09-7794/15 по делу N А76-27214/2014

“…Как следует из материалов дела, между должником (продавцом) и Сюсель В.С. (покупателем) 16.12.2011 был заключен договор купли-продажи в отношении семикомнатной квартиры общей площадью 291,6 кв. м, расположенной по адресу: г. Челябинск, ул. Мира, д. 10, кв. 32.

Цена по договору была определена сторонами в 3 800 000 руб.; согласовано условие о том, что оплата будет произведена покупателем в течение десяти дней после государственной регистрации договора. В связи с этим при государственной регистрации перехода права собственности 20.12.2011 была зарегистрирована ипотека в силу закона в пользу должника.

Позднее, 08.02.2012, стороны договора обратились в регистрирующий орган с заявлениями о внесении записи о прекращении ипотеки в связи с исполнением обязательства. При этом в материалы регистрационного дела первичные документы, касающиеся исполнения покупателем Сюсель В.С. обязанности по оплате, представлены не были.

Полагая, что указанная сделка по отчуждению имущества должника совершена в установленный Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) период подозрительности, безвозмездно, при наличии у должника неисполненных денежных обязательств, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Проверив приведенные конкурсным управляющим должника (а также бывшим руководителем должника Главатских О.И., действовавшим от имени должника при совершении сделки) доводы и пояснения об отсутствии оплаты по оспариваемому договору, оценив представленные Сюсель В.С. в опровержение указанных доводов и в подтверждение оплаты за спорную квартиру доказательства, суды пришли к выводу о безвозмездности сделки.

Так, Сюсель В.С. сослался на то, что в качестве встречного предоставления передал должнику простые векселя серии А N 0299068 на сумму 3 500 000 руб. и N 0299069 на сумму 300 000 руб., эмитированные открытым акционерным обществом “Челябинвестбанк”, полученные Сюселем В.С. у общества с ограниченной ответственностью “Прима-Торг” (далее – общество “Прима-Торг”) в качестве возврата займа. Вместе с тем, исследовав имеющиеся документы, суды заключили, что представленные Сюселем В.С. договор займа и расписка от 30.09.2011 в отсутствие документов, характеризующих финансовое положение заимодавца по данному договору, не подтверждают наличие у Сюселя В.С. денежных средств для предоставления займа обществу “Прима-Торг”, иных доказательств, свидетельствующих о финансовой возможности Сюселя В.С. предоставить заем обществу “Прима-Торг”, не представлено; обязательство по возврату займа на сумму 3 450 000 руб. в бухгалтерской отчетности данного общества отражено не было; причины, побудившие Сюселя В.С. выдать заем в значительной сумме названному обществу (впоследствии исключенному из ЕГРЮЛ как недействующее), взяв их в заем у иного лица, не раскрыты…”

 

 

 

При рассмотрении дел о банкротстве расписка, квитанция к приходному кассовому ордеру или иные документы о передаче наличных средств не подтверждают существования отношений по займу

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2018 N Ф05-21463/2017 по делу N А41-26995/12

“…Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований Четверовой М.А., указал, что кредитор не представил доказательств, подтверждающих наличие у первоначального кредитора денежных средств, достаточных для предоставления займа должнику, при этом представленные в материалы дела договоры займа, соглашение о новации, а также квитанции к приходно-кассовым ордерам не подтверждают факт реальной передачи денежных средств должнику и не могут быть признаны судом относимыми и допустимыми доказательствами, подтверждающими требования.

Таким образом, в деле о банкротстве включение задолженности в реестр требований кредиторов должника возможно только в случае установления действительного наличия обязательства у должника перед кредитором, которое подтверждено соответствующими доказательствами.

В силу пункта 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Как указал суд апелляционной инстанции, в обоснование заявленных требований Четверова М.А. ссылается на следующие документы: квитанции к приходно-кассовым ордерам за 2003 по 2007 год, на общую сумму 47 879 000 руб., договор краткосрочного беспроцентного займа от 11.04.2003 и дополнительное соглашение N 1 от 01.06.2008 к данному договору, соглашение о новации обязательств в договор займа N 10 от 15.06.2008, соглашение о новации от 01.06.2008, соглашение о новации обязательств в договор займа N 14 от 01.07.2013, соглашение о замене стороны в обязательстве (договор цессии) от 02.07.2013.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце 3 пункта 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”, при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства; имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником; отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Исходя из вышеизложенного, как правильно указал суд апелляционной инстанции, наличие приходных кассовых ордеров в силу специфики дел о банкротстве не может являться безусловным основанием для включения основанного на них требования в реестр и кредитор должен был представить доказательства его финансового положения, позволявшего предоставить денежные средства, а должнику – доказательства расходования полученных денег…”

 

 

Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”

“…26. В силу пунктов 3 – 5 статьи 71 и пунктов 3 – 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (пункт 3 статьи 50 Закона о банкротстве)…”

 

 

Определение ВАС РФ от 17.01.2012 N ВАС-15393/12 по делу N А41-24245/11

“…Как установлено судами, в обоснование своего требования к должнику Егорова Е.А. (займодавец) представила договор от 15.03.2010, подписанный с Шаровым А.Н. (заемщиком), по условиям которого займодавец обязался передать заемщику денежные средства в размере 20 000 000 рублей, а заемщик возвратить сумму займа и уплатить проценты не позднее 15.03.2011.

В качестве доказательства получения должником суммы займа Егоровой Е.А. представлена расписка от 15.03.2010.

Особенности оценки достоверности требования, вытекающего из отношений по передаче должнику в виде займа наличных денежных средств, разъяснены в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”. Согласно этим разъяснениям судам надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле, констатировав отсутствие надлежащих документов, свидетельствующих о наличии у Егоровой Е.А. финансовой возможности предоставления Шарову А.Н. займа в размере 20 000 000 рублей, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что реальность договора займа должным образом не подтверждена.

Суд кассационной инстанции согласился с постановлением апелляционного суда.

Согласно части 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации только при наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Кодекса.

В данном случае коллегией судей таких оснований не установлено…”

 

 

 

В случае когда кредитор обращается в суд с заявлением о включении суммы задолженности по договору займа в реестр требований кредиторов, такое лицо должно доказать наличие между сторонами отношений из договора займа, несмотря на то что должник признал получение заемных денежных средств

Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”

“…26. В силу пунктов 3 – 5 статьи 71 и пунктов 3 – 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (пункт 3 статьи 50 Закона о банкротстве)…”

 

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 N 6616/11 по делу N А31-4210/2010-1741

“…Основанием для предъявления Павловым Н.А. требования о включении 17 644 753 рублей 47 копеек задолженности в реестр требований кредиторов послужило неисполнение находящимся в процедуре банкротства должником обязательств по возврату 12 500 000 рублей заемных средств и начисленных на них процентов за пользование займом в размере 15 процентов годовых.

Суды трех инстанций, установив, что задолженность должника перед указанным кредитором подтверждена распиской и признана самим должником, руководствуясь нормами статей 309, 310, 330, 395, 807 – 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что данное требование является обоснованным и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Между тем суды не учли следующего.

При рассмотрении заявления об установлении и включении в реестр требований кредиторов требования, основанного на договоре займа, подтвержденного распиской, судам надлежит иметь в виду, что нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие отношения займа, должны применяться с учетом законодательства о банкротстве и специальных положений арбитражного процессуального законодательства.

Применительно к рассматриваемому делу это означает, что в случае отказа кредитора Павлова Н.А. от исключения расписки из числа доказательств по делу суд должен был осуществить проверку достоверности заявления о фальсификации, в ходе которой вправе был истребовать от сторон дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых оно было представлено.

Так, от займодавца суд мог истребовать документы, подтверждающие фактическое наличие у него денежных средств в размере суммы займа к моменту их передачи должнику (в частности, о размере его дохода за период, предшествующий заключению сделки); сведения об отражении в налоговой декларации, подаваемой в соответствующем периоде, сумм, равных размеру займа или превышающих его; о снятии такой суммы со своего расчетного счета (при его наличии), а также иные (помимо расписки) доказательства передачи денег должнику.

При наличии сомнений в действительности договора займа суд не лишен права потребовать и от должника представления документов, свидетельствующих о его операциях с этими денежными средствами (первичные бухгалтерские документы или банковские выписки с расчетного счета индивидуального предпринимателя), в том числе об их расходовании.

Включив требование кредитора в реестр требований кредиторов без проверки заявления о фальсификации доказательства и без истребования дополнительных доказательств, суд первой инстанции не создал условий для установления фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

При таких обстоятельствах в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемые судебные акты подлежат отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права…”

 

 

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.11.2014 N Ф08-8542/2014 по делу N А32-23197/2013

“…11 декабря 2013 года Бакурия В.О. обратился в арбитражный суд с заявлением об установлении требований в размере и включении их в реестр.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

При рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) необходимо учитывать специфику этой категории споров. Наличие договора займа и квитанций к приходным кассовым ордерам не может являться безусловным основанием для включения основанного на данных документах требования в реестр требований кредиторов.

Статьей 71 Закона о банкротстве установлен специальный порядок предъявления требований кредиторов к должнику. Закон о банкротстве предусматривает обязанность заявителя приложить документы, позволяющие проверить правомерность требований кредитора, а в необходимых случаях и обоснованность признания должником требований кредитора. На основании пункта 1 статьи 40 Закона о банкротстве к заявлению кредитора прилагаются документы, подтверждающие обязательства должника перед кредитором, а также наличие и размер задолженности по указанным обязательствам, доказательства оснований возникновения задолженности, позволяющие установить документальную обоснованность этих требований.

В пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве” (далее – постановление N 35) разъяснено, что при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Названные разъяснения Высшего Арбитражного суда Российской Федерации направлены, прежде всего, на недопустимость включения в реестр требований кредиторов в ущерб интересам других кредиторов требований, основанных исключительно на расписке или квитанции к приходному кассовому ордеру, которые могли быть изготовлены вследствие соглашения кредитора и должника, преследующих цель создания документального подтверждения обоснованности таких требований.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из доказанности реального исполнения займодавцем обязанности по предоставлению займа, основываясь на не заверенных в установленном порядке копиях договора и квитанций к приходным кассовым ордерам (л. д. 4 – 6). Между тем надлежащие доказательства возникновения денежного обязательства должника перед Бакурия В.О. отсутствуют и судом не исследовались. Из протокола судебного заседания от 06.03.2014 видно, что кредитор в судебном заседании участия не принимал и не представил какие-либо документы в обоснование своего финансового положения, позволяющего передать обществу сумму столь значительного размера (18 млн рублей). Подлинные документы (договор займа и квитанции) суды не обозревали. Должник, признавая в суде первой инстанции предъявленное к нему требование, не представил доказательств, подтверждающих необходимость в привлечении значительной суммы займа, оприходования в кассу и расходования денежных средств в заявленном размере на конкретные цели общества, а также результат, который получен при использовании заемных денежных средств.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что выводы судов об обоснованности требования Бакурия В.О. не основаны на имеющихся в деле доказательствах и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с направлением данного обособленного спора по делу о банкротстве на новое рассмотрение в суд первой инстанции для устранения допущенных нарушений…”

 

 

 

Отношения по займу, для подтверждения которых представлена только расписка о получении наличных средств или квитанция к приходному кассовому ордеру, считаются установленными в рамках дела о банкротстве, если доказано, что финансовое положение заимодавца позволило предоставить должнику денежные средства, их получение отражено в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности (например, в декларации), а также то, как полученные средства были истрачены должником (например, сняты с расчетного счета)

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.09.2018 N Ф05-9391/2018 по делу N А40-143482/2016

“…Свои требования Галиуллин Т.Р. основывал в том числе на договоре займа от 30.12.2015 года. При этом судами установлено, что факт передачи денежных средств подтвержден приходными кассовыми ордерами.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 3 пункта 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве” (далее – Постановление N 35), при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства; имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником; отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Вместе с тем обоснованность заявленных требований кредитора установлена судами без учета разъяснений абзаца 3 пункта 26 Постановления Пленума N 35: финансовое положение кредитора не проверялось, не проверялось, как полученные средства были потрачены должником и как отражались полученные средства в бухгалтерском учете должника…”

 

 

Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”

“…26. В силу пунктов 3 – 5 статьи 71 и пунктов 3 – 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (пункт 3 статьи 50 Закона о банкротстве)…”

 

 

Определение ВАС РФ от 17.01.2012 N ВАС-15393/12 по делу N А41-24245/11

“…Как установлено судами, в обоснование своего требования к должнику Егорова Е.А. (займодавец) представила договор от 15.03.2010, подписанный с Шаровым А.Н. (заемщиком), по условиям которого займодавец обязался передать заемщику денежные средства в размере 20 000 000 рублей, а заемщик возвратить сумму займа и уплатить проценты не позднее 15.03.2011.

В качестве доказательства получения должником суммы займа Егоровой Е.А. представлена расписка от 15.03.2010.

Особенности оценки достоверности требования, вытекающего из отношений по передаче должнику в виде займа наличных денежных средств, разъяснены в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”. Согласно этим разъяснениям судам надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле, констатировав отсутствие надлежащих документов, свидетельствующих о наличии у Егоровой Е.А. финансовой возможности предоставления Шарову А.Н. займа в размере 20 000 000 рублей, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что реальность договора займа должным образом не подтверждена.

Суд кассационной инстанции согласился с постановлением апелляционного суда.

Согласно части 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации только при наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Кодекса.

В данном случае коллегией судей таких оснований не установлено…”

 

 

 

Расписка, не содержащая обязательства по возврату полученной суммы, не свидетельствует о возникновении между сторонами отношений по займу

Определение ВАС РФ от 25.03.2011 N ВАС-412/11 по делу N А40-44452/07-136-332

“…Как установлено судами, между Протасовым А.Г. и Антоновым С.А. подписан учредительный договор о совместной деятельности от 10.09.2004, в соответствии с которым стороны обязуются путем объединения вкладов и усилий совместно действовать в сфере предпринимательства.

Антонов С.А. по расписке от 26.09.2004 получил от Протасова А.Г. вклад в размере 50% – 6 000 долларов США, которые обязался тратить согласно протоколам общих собраний учредителей, подписанных обеими сторонами; в случае утраты по любым причинам указанной суммы, отвечать своим имуществом и деньгами, эквивалентными сумме 6 000 долларов США, имуществом и деньгами своей фирмы.

С момента передачи денежных средств собрания учредителей не проводились, истец не располагает сведениями о расходовании полученной суммы вклада. По мнению заявителя, между учредителями сложились правоотношения по займу, поэтому переданные денежные средства подлежат возврату. Невыполнение требования о возврате вклада послужило основанием для обращения Протасова А.Г. в арбитражный суд с настоящим иском.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 307, 309, 310, 807, 808, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Протасовым А.Г. не представлены доказательства, свидетельствующие о направленности общей воли сторон на установление между ними отношений по займу. В расписке не содержится безусловное обязательство Антонова С.А. возвратить полученную сумму вклада.

Нарушений норм материального, а также процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено…”

 

 

Постановление ФАС Московского округа от 13.11.2010 N КГ-А40/4048-10-П по делу N А40-44452/07-136-332

“…Как следует из материалов дела и установлено судами, 10.09.2004 г. истцом и ответчиком подписан учредительный договор о совместной деятельности, согласно которому стороны обязуются путем объединения вкладов и усилий совместно действовать в сфере предпринимательства по направлению: торговля металлочерепицей на условиях дилерства, производство для внутренних помещений изделий из бетона, полимербетона.

Согласно расписке от 26.09.2004 г. Антонов С.А. (учредитель N 1), получил от Протасова А.Г. (учредитель N 2) вклад в размере 50%, что составило 6.000 долларов США. Ответчик обязался тратить денежные средства согласно протоколам общих собраний учредителей, подписанных обеими сторонами; в случае утраты по любым причинам указанной суммы, отвечать своим имуществом и деньгами, эквивалентными сумме 6.000 долларов, имуществом и деньгами своей фирмы.

При этом из текста расписки следует, что денежные средства получены ответчиком в связи с внесением части вклада истцом в рамках договора о совместной деятельности. В представленной расписке не содержится безусловное обязательство истца возвратить полученную сумму вклада.

Доказательства, свидетельствующие о направленности общей воли сторон на установление между ними отношений по займу, истцом суду не представлены.

Как правильно указано судом апелляционной инстанции, представленная расписка не свидетельствует о возникновении правоотношений по займу…”

 

 

 

Перечисление денежных средств со счета заимодавца на расчетный счет заемщика не свидетельствует о возникновении между сторонами отношений по займу, если указанные счета открыты в банке, которому выдано предписание о запрете проведения расчетных операций, либо у банка на корреспондентском счете отсутствовали денежные средства, необходимые для реального перечисления на счет заемщика. Договор займа в таком случае считается незаключенным

Постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2014 N 2953/14 по делу N А72-3750/2013

“…Общество с ограниченной ответственностью “Птицефабрика Тагайская” (далее – птицефабрика) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с иском к открытому акционерному обществу “Ульяновское конструкторское бюро приборостроения” (далее – конструкторское бюро) о признании незаключенным договора займа от 02.04.2012 N 1/юр и взыскании 28 361 440 рублей 38 копеек неосновательного обогащения.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 04.06.2013 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 29.11.2013 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене в части взыскания неосновательного обогащения, дело в данной части – передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из положений статей 807, 808, 812 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 25.07.2001 N 138-О, согласно которой исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.

Так, договор займа, являясь реальным, считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, определяемых родовыми признаками, и на сумму переданных денег или вещей.

Поскольку на момент осуществления операции по перечислению конструкторским бюро суммы займа со своего расчетного счета на расчетный счет птицефабрики на корреспондентском счете обслуживающего их банка денежные средства отсутствовали, то реального предоставления займа не произошло, заемщик не получил в собственность денежные средства, так как не смог ими распорядиться, что подтверждается определением Арбитражного суда Ульяновской области от 07.05.2013 по делу N А72-3615/2012 о признании недействительной операции по погашению кредитной задолженности птицефабрики перед банком. Соответственно, суды пришли к выводу о безденежности договора займа, признали его незаключенным и взыскали с заимодавца в пользу заемщика уплаченную по данному договору сумму.

Президиум соглашается с выводом судов о незаключенности договора займа от 02.04.2012 N 1/юр.

В то же время судами не принято во внимание, что в результате банковских проводок, осуществленных клиентами одного банка без использования корреспондентского счета этого банка, произведена запись о пополнении расчетного счета птицефабрики на 55 000 000 рублей. Фактически эти действия являются подтверждением того обстоятельства, что конструкторское бюро уступило, а птицефабрика – владелец расчетного счета – приобрела право требования к банку на указанную сумму и как конкурсный кредитор может реализовать свое право на возмещение 55 000 000 рублей в рамках дела о банкротстве банка.

Однако учитывая, что в деле о банкротстве банка имеется только абстрактная возможность полного удовлетворения требований кредиторов третьей очереди за счет имущества должника (банка), нельзя утверждать, что птицефабрика может получить полное удовлетворение своих требований и тем самым возместить конструкторскому бюро всю сумму – 55 000 000 рублей по фактически осуществленной уступке требования.

В этом случае суду при новом рассмотрении дела необходимо определить реальную рыночную стоимость этого требования и в зависимости от полученных данных рассмотреть по существу иск птицефабрики к конструкторскому бюро в части взыскания неосновательного обогащения с учетом обязанности истца произвести ответчику оплату за фактически уступленное право требования.

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат отмене в части требования о взыскании суммы неосновательного обогащения согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права…”

 

Объявление на взнос наличными, посредством которого внесена сумма на расчетный счет юридического лица, не является доказательством заемных отношений между заимодавцем – физическим лицом и заемщиком – юридическим лицом, поскольку данный документ предназначен для оформления приема денежных средств в кассу, а не на расчетный счет

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.08.2011 по делу N А27-5205/2010

“…Как следует из материалов дела 27.03.2007 на расчетный счет ООО “Импульс” N 40702810800000004340, открытый в ОАО АБ “КУЗНЕЦКБИЗНЕСБАНК” посредством объявления на взнос наличными N 21739206 была внесена денежная сумма в размере 1 762 500 руб., с указанием в качестве источника взноса: 2 500 руб. взнос учредителя, 1 760 000 руб. – процентный займ.

Полностью соглашаясь с выводами суда первой инстанции, апелляционный суд указал, что имеющиеся в деле доказательства не позволяют квалифицировать сложившиеся между сторонами правоотношения как вытекающие из договора займа.

В соответствии со статьей 808 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

По смыслу названной нормы факт передачи предмета займа может быть подтвержден распиской или любым иным документом.

Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в обоснование заявленных требований доказательства, арбитражный суд пришел к правильному выводу о том, что объявление на взнос наличными N 21739206 от 27.03.2007, по которому денежные средства от имени ООО “Импульс” были внесены на счет ответчика Е.А. Шашковой, как директором общества с указанием на источник взноса “процентный заем в сумме 1 760 000 руб.” не свидетельствует о том, что указанные средства были предоставлены и переданы истцом, как учредителем общества или индивидуальным предпринимателем ответчику в качестве заемных средств, поскольку как следует из “Положения о порядке ведения кассовых операций в кредитных организациях на территории Российской Федерации”, утвержденного Центральным Банком РФ 09.10.2002 года N 199-П, посредством объявлений на взнос наличными опосредуется прием денежной наличности от организации в приходную кассу (пункт 2.1.1), указанными документами не опосредуется передача (внесение) физическим лицом денежных средств на расчетный счет организации…”

 

 

 

Платежное поручение с указанием назначения платежа по другому договору не является доказательством передачи денежных средств по договору займа, если не доказан факт отправки заимодавцем и получения заемщиком письма об изменении назначения платежа

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.03.2012 по делу N А17-3347/2011

“…Как следует из материалов дела, ООО “Статус” и ООО “Управляющая компания жилищно-коммунального хозяйства Ивановской области” (в настоящее время – ОАО “Гарант”) заключили договор займа от 30.03.2008 N 7/08, по условиям которого ООО “Статус” (займодавец) передает в собственность Управляющей компании (заемщику) денежные средства в сумме 1 700 000 рублей, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму (сумму займа) по истечении срока действия договора или, с согласия займодавца, досрочно и уплатить проценты на сумму займа в размере и порядке, установленном договором (пункт 1.1).

В качестве доказательств, подтверждающих факт передачи заемщику денежных средств по спорному договору, истец представил платежные поручения от 31.03.2008 N 29 и от 08.04.2008 N 30 на сумму 1 500 000 рублей и 200 000 рублей соответственно, в которых в качестве назначения платежа указано: “оплата и доплата по договору от 29.02.2008 N 5/08 за подготовку площадок под строительство объектов ЖКХ”. Кроме того, истец представил в суд письмо ООО “Статус” от 08.04.2008 об изменении назначения платежа в названных платежных поручениях.

Указанное письмо не принято судом в качестве доказательства, подтверждающего факт изменения назначения платежа, поскольку не представлено доказательство его отправки ответчику; последний отрицает получение данного письма. Иных доказательств, свидетельствующих о перечислении ответчику спорной суммы в качестве заемных средств, не представлено.

Таким образом, вывод судебных инстанций о недоказанности факта перечисления денежных средств ответчику на основании договора займа от 30.03.2008 N 7/08 соответствует фактическим обстоятельствам спора и имеющимся в материалах дела доказательствам…”

 

 

 

Если в договор займа включено условие о том, что датой передачи займа считается дата зачисления денежных средств на расчетный счет заемщика, то платежное поручение само по себе не является доказательством передачи денежных средств. В данном случае подлежит доказыванию факт зачисления денежных средств на расчетный счет заемщика

Постановление ФАС Московского округа от 09.04.2012 по делу N А40-101870/10-29-880

“…Полагая, что ответчик не возвратил сумму займа по истечении срока действия договора, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Ответчик отрицает факт получения денежных средств по договору займа от 19.12.2007.

Ссылаясь на перечисление денежных средств по платежному поручению от 21.12.2007 N 1, суд не дал правовую оценку доводу ответчика о том, что в соответствии с п. 1.1 договора от 19.12.2007 датой передачи займа считается дата зачисления денежных средств на расчетный счет заемщика, а не перечисление их.

Необходимость выяснения данного обстоятельства имеет существенное значение для правильного разрешения спора, поскольку истец по условиям договора должен доказать факт реального получения ответчиком суммы займы, который отрицается ответчиком. Обязанность доказывания данного факта лежит на истце. Само по себе перечисление денежных средств заимодавцем не означает факт поступления денежных средств на расчетный счет заемщика.

Следовательно, при новом рассмотрении суду необходимо установить факт получения ответчиком суммы займа в размере 20 000 000 руб., то есть факт зачисления денежных средств на расчетный счет заемщика…”


Не нашли ответа на свой вопрос?

Узнайте, как решить именно Вашу проблему

Email - [email protected]